?

Log in

No account? Create an account
Котохроника. [entries|archive|friends|userinfo]
esgal

[ website | Замок С'ент'Ар ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Революция сознания: Трансатлантический диалог. [Dec. 15th, 2008|11:30 am]
esgal
[Tags|]

С. Гроф, Э. Ласло, П. Рассел; Пер. с англ. М. Драчинского. — М.: ООО “Издательство ACT” и др., 2004

Насколько велика вероятность осуществления сценария “конца света”? Можем ли мы изменить и развить свое сознание настолько, чтобы суметь спасти чреватый кризисами мир “снаружи” вокруг нас и преодолеть кризисы, осаждавшие наши умы “внутри”? Трое крупнейших ученых размышляют о том, что, даже если речь идет о кризисе, о трансформации, о целях и ценностях, о мировоззрениях, о понимании себя и других, об искусстве, науке, религии и духовности, ключевым моментом, лежащим в основе практически всего остального, является состояние нашего сознания.

Л а с л о : каким образом мы можем на деле с эффективностью использовать то, что уже начало возникать и стало называться нашей новой картой реальности?
Все говорят о жизнеспособности, но не все понимают, что именно поставлено на карту. Это нечто новое и неожиданное в истории человеческого рода — вести такой образ жизни, который не позволяет нам продолжать жить. Боюсь, что вопрос уже идет не о том, следует ли нам меняться, а том, как быстро и как качественно мы изменимся. Возможно, мы приближаемся к величайшему водоразделу в истории.
Позвольте начать со следующего высказывания: для того чтобы выжить и продолжить свое развитие, мы должны пересмотреть свои представления о вселенной, о человеке и об идеях прогресса и развития.
Р а с с е л: Тем видом, к исчезновению которого приведут наши действия, будем, скорее всего, мы сами, однако мы не уничтожим всю жизнь на планете. Гораздо более вероятно, что серия крупных экономических и экологических катастроф приведет к падению западной цивилизации. Но некоторые изолированные туземные народы смогут выжить и в конечном счете создать новую цивилизацию Возможно, нам предстоят трудные в материальном отношении времена, но в то же время я верю, что мы стоим на пороге великих изменений в сфере сознания.
Л а с л о : Что будет, если возможностей планеты Земля хватит лишь на то, чтобы прокормить пять или четыре миллиарда человек, а не шесть миллиардов? Что случится после того, когда “лишние” люди окажутся ниже уровня выживаемости? В подобной ситуации могут разразиться разрушительные конфликты, вспыхнуть опустошительные эпидемии, произойти массовые переселения. Содрогнется вся мировая система. Не очень-то хочется долго обсуждать вариант Страшного Суда, однако необходимо осознавать, что мы стоим перед угрозой весьма серьезных потрясений.
Все это означает необходимость изменения ведущего модуса сознания. Это корень проблемы. Мы должны начать думать иначе, чувствовать иначе и по-другому относиться друг к другу и к природе. В противном случае нам не справиться с угрожающей нам опасностью. Есть ли реальный шанс на радикальное изменение в сознании?
Г р о ф : У меня нет никаких сомнений в возможности глубокой трансформации на личном уровне, а также в том, что она увеличит наши шансы на выживание, если будет происходить в крупных масштабах. Естественно, остается открытым вопрос, произойдет ли трансформация такого рода в достаточно крупном сегменте населения за достаточно короткое время, чтобы привести к существенным переменам.
Л а с л о : В настоящее время мы видим, что в мышлении людей происходят изменения, предвещающие подлинную революцию в сознании. Связано ли это с тем фактом, что нам угрожает опасность, или же это случайность, простое совпадение?
Р а с с е л : Я считаю, что связь есть. Но, скорее, не угроза является причиной трансформации, а обе они проистекают из одного и того же источника Вся наша цивилизация нежизнеспособна, и причина этого в нежизнеспособности нашей ценностной системы, самого нашего сознания, которое определяет наше отношение к миру.
Г р о ф : Все больше и больше людей лично убедились в том, что материальный успех не приносит удовлетворения: ситуация отбрасывает их в их собственный внутренний мир, и у них начинается процесс трансформации. К сожалению, психиатры часто диагностируют многих из тех, кто переживает такого рода радикальную трансформацию, как людей, страдающих психозом, и сажают их на седативные медикаменты.
Л а с л о : В ситуации, когда всем нам угрожает реальная опасность — а сейчас сложилась именно такая ситуация, — что-то проникает в умы людей, пусть даже большинство этого и не осознаёт, и включает предупреждающие сигналы, порождая стремление к изменениям. Возможно, существуют силы, действие которых простирается за пределы обычных экономических, политических и общественных факторов. Это важно для нашего выживания; если бы действовали одни лишь обычные факторы, ситуация выглядела бы практически безнадежной: их никак не хватит для того, чтобы мы изменились вовремя. Мы уже и так значительно отстаем.
Г р о ф : Не могу не согласиться с этим. События в мире не всегда развиваются по линейной логической схеме. О предсказании распада СССР на основе обычной экстраполяции прошлого опыта не могло быть и речи. Тут должны были сработать какие-то иные факторы.
Р а с с е л : Если интерес к личностному развитию будет продолжать расти такими же темпами, и если этот интерес найдет свое выражение в изменении сознания, то мы станем свидетелями процесса позитивной обратной связи, ведущей к экспоненциальному ускорению внутренней осознанности. Такое развитие может спровоцировать коллективный скачок в сознании.
Нас ожидает много внезапных перемен. Некоторые из них могут оказаться катаклизмами, некоторые — крупными политическими переворотами, иные — значительными сдвигами в сознании. Не думаю, что в наших силах точно прогнозировать, что именно и как будет происходить. Мы должны быть готовы к любым, самым неожиданным событиям. Может произойти все, что угодно.
Л а с л о : Или не произойти ничего. Это было бы хуже.
Р а с с е л : Такого не будет. Смерть цивилизации, по-видимому, неизбежна. Ведь ни одна из цивилизаций прошлого не длилась вечно. Возможно, нам необходимо на коллективном уровне принять и даже приветствовать конец мира в том виде, в каком мы его знаем. Такое приятие может стать пусковым механизмом, открывающим новые возможности.
Л а с л о : Я все-таки верю, что человечество, как вид, способно трансформироваться и возродиться.
Р а с с е л : Мне представляется, что мы должны допустить и такую возможность, что уже слишком поздно, что время упущено.
Л а с л о : Во мне тоже все время растет такое ощущение. Возможно, мы действительно упускаем время.
Г р о ф : Психологическая встреча со смертью представляет собой ключевой элемент психодуховной трансформации. Это можно называть смертью эго, в нас развивается духовная или надличностная самость. Такие изменения могут приобрести огромное значение в нынешнем глобальном кризисе.
Р а с с е л : Мы вновь открываем мудрость, которая уже многократно открывалась в разных культурах. Вокруг нас распространяется глубокая революция в человеческом видении реальности. Новая модель будет признавать разум и сознание в качестве фундаментального аспекта реальности.
Л а с л о: Это изменение происходит, несмотря на незнание или даже нежелание ученых мейнстрима. Я все больше склоняясь к тому, что в космосе действительно есть что-то похожее на мое гипотетическое пси-поле — некое тонкое информационное поле взаимных связей.
Я сам точно не знаю, почему вдруг увлекся этой концепцией: прежде в моем уме не было ничего такого, что подготовило бы меня к этому. У меня такое впечатление, что подобного рода события в сегодняшнем мире случаются все чаще и чаще, словно людей что-то толкает в сторону определенных исследований.
Р а с с е л: Я выдвинул предположение, что переживаемый человечеством глобальный кризис в основе своей является кризисом сознания. Нам необходимо освободиться от эгоцентрического, материалистического модуса сознания, порождающего все эти проблемы.
Подавляющее большинство в настоящее время нисколько не заинтересовано в изменении своего сознания. Даже если мы все вдруг станем просветленными существами, кризис не исчезнет в одночасье. Для того чтобы остановить запущенные нами процессы — истощение ресурсов, демографический взрыв, уничтожение дождевых лесов, парниковый эффект, — потребуется много времени. Будет много боли и страдания. Для того чтобы выжить в трудные времена, нам необходимо освободиться от привязанностей и сосредоточения на собственных интересах, стать более любящими, более участливыми существами. По какому бы сценарию ни стали разворачиваться события, путь один и тот же — необходимо внутреннее пробуждение.
Л а с л о : В худшем из сценариев, несомненно, потребуется очень значительное изменение в сознание — просто для того, чтобы выжить. Считаете ли вы, что такая “революция в сознании” произойдет в мире сама по себе?
Р а с с е л : Мы все должны фокусироваться на внутренней работе, на освобождении своего ума от страха и отживших убеждений, от мертвой хватки своего эго-разума. Нам необходимо развивать больше внутренней устойчивости и освобождаться от своих материальных привязанностей. Изменение сознания ценно само по себе. Возможно, благодаря этому мы избежим каких-то катаклизмов, возможно — нет.
Г р о ф : Мировоззрение традиционных культур представляет собой синтез того, что люди переживали в повседневной жизни через свои обычные органы чувств, и того, с чем они сталкивались в визионерских состояниях.
С нашими современниками, имеющими возможность переживать необычные состояния сознания, происходит то же самое. Новое мировоззрение предусматривает одушевленную вселенную, пронизанную абсолютным сознанием и высшим космическим разумом. Я верю, что нечто такое же произойдет со всей нашей культурой, если необычные состояния сознания станут широко доступны.
Л а с л о : Каково главное различие между тем видом сознания, которое необходимо, и тем, что все еще главенствует на сегодняшний день?
Г р о ф : В нынешнем кризисе я вижу два элемента, требующих радикального изменения в сознании. Нам необходимы новые стратегии, которые сделают возможной трансформацию таких деструктивных человеческих тенденций, как злобная агрессия и ненасытная жадность, а также всесторонний пересмотр существующей системы ценностей и научного мировоззрения.
Чрезвычайно важна для нашего будущего работа, предлагающая синтез таких уже существующих общих концептуальных теорий, как концепции Дэвида Бома, Руперта Шелдрейка и Ильи Пригожина.
Р а с с е л: Смена парадигм происходит несколькими стадиями. Сначала идет стадия открытия аномальных данных, не укладывающихся в существующие модели реальности. Поскольку сама модель еще никем не подвергается сомнению, аномалии игнорируются или даже отрицаются. Затем, поскольку число таких данных становится настолько велико, что игнорировать их уже нелегко, существующая модель модифицируется в попытке приспособить к ней необычные наблюдения.
В том, что касается явлений сознания, мы находимся сейчас на такой же стадии. Для западной науки сознание является великой аномалией. В научной модели реальности человеческое сознание невозможно вывести из чего-то другого, и ничего ее не может объяснить. Однако сознание — единственное, в существовании чего мы можем быть полностью уверены.
Сегодняшняя наука столкнулась с ситуацией, в которой она уже не может продолжать просто игнорировать вопрос о сознании. Теперь, что типично для второй стадии смены парадигм, предпринимаются усилия как-то растянуть общепринятую схему, чтобы эта аномалия могла уложиться в ней. Некоторые ученые с надеждой смотрят на квантовую физику, другие — на теорию информации, третьи — на нейропсихологию. Необходима принципиально новая модель реальности, в которой сознание является столь же фундаментальным аспектом реальности, как пространство, время и материя, а может быть — еще более фундаментальным. Это третья стадия процесса — создание радикально новой модели, объясняющей аномальные явления. Мы туда еще не пришли.
Л а с л о : Мы держимся за устаревшую парадигму, относясь к ней как к реальности, а не модели.
Р а с с е л: Да. Так всегда происходит с парадигмами. Люди верят, что их модель является реальностью, а не ее описанием.
Р а с с е л : Существует одно-единственное базовое уравнение, лежащее в основе механики всего физического мира. Все сводится к той или иной форме эйлеровского уравнения, или к тому, что на более доступном языке называется волновым уравнением. Это очень простая, но чрезвычайно мощная формула.
Л а с л о : Возможно, в ближайшем будущем появится красивая и точная базовая математика, охватывающая более широкий пласт действительности — пласт, который включит, наряду с миром живой природы и с физической вселенной, и человеческое сознание.
Г р о ф : То, к чему мы движемся, это не просто регрессия и возврат к старым идеям; это движение вперед по спирали, когда старые элементы возникают вновь на более высоком уровне как часть творческого синтеза древней мудрости и современной науки.
Р а с с е л : Я не думаю, что мы станем свидетелями простого возращения к древним традициям. Они соответствовали своим временам, но мы живем в ином мире, в ином общественном климате и с иным пониманием космоса. Мы заново открываем вечную мудрость для самих себя, в современных терминах, и превращаем ее в актуальную для того мира, в котором господствуют наука и здравый смысл.
Г р о ф : Важно не просто пытаться воскрешать древние духовные традиции. В этом случае мы неизбежно воскресим искаженную версию оригинала. Наша задача — вновь добраться до самих истоков, до живого источника, проистекающего из личного опыта, а не из доктрины или догмы, и пережить этот опыт в своей собственной жизни. Сегодня нам нужно больше духовности, а не больше религии. Организованные религии в их нынешней форме являются частью проблемы, а не ее решения.
Р а с с е л : Как ни печально, но они зачастую представляют собой еще одно проявление болезни общества.
Л а с л о : Религия — также общественное явление, связанное с коллективной самоидентификаций. И уж совсем мало общего такая принадлежность имеет с обретением доступа к некой конечной истине.
Р а с с е л : Об этом говорили многие духовные наставники, предостерегая последователей от превращения их учений в религию. Сегодня мы являемся свидетелями зарождения новой духовности.
Г р о ф : При изучении измененных состояний сознания мы неоднократно убеждались в том, что переживания обеспечивают доступ к целому спектру мировой мифологии, к архетипическим фигурам и областям всех человеческих культур. Похоже, что наблюдаемая нами проницаемость коллективного бессознательного представляет собой новое явление, характерное именно для наших дней.
Л а с л о : Тейяр де Шарден говорил о процессе растущей интенсификации или конкретизации в связи с увеличением численности людей и порождаемой ими информации. Возможно, где-то ниже видимой поверхности наращивается коллективное поле сознания, становящееся доступным для людей в измененном состоянии сознания. Верите ли вы, что взаимопроникновение надличностного сознания является реально действующим фактором? Что это проникновение в большей степени, нежели последовательное приобщение людей к новому сознанию, способно значительно изменить нынешний мир?
Гроф : Я думаю, это возможно! Об этом же говорит и более современная идеи Шелдрейка о морфическом резонансе.
Р а с с е л : Очень многие принимают эту теорию, не задавая никаких вопросов. Я полагаю, в глубине души люди чувствуют, что подобные процессы действительно имеют место.
Г р о ф : Мне кажется уместным задать вопрос о взаимосвязи между внутренней работой и целенаправленной деятельностью во внешнем мире. Какова оптимальная стратегия по достижению перемен во внешней ситуации?
Р а с с е л : Определенно существует возможность, что человек, выполняющий внутреннюю работу, способен непосредственно влиять на сознание других.
Л а с л о : Связь между внутренним и внешним миром представляется очень обнадеживающей перспективой. Подобного рода эксперименты проводились на моих глазах в Милане. Оказалось, что когда испытуемые входят в медитативное состояние, волновые характеристики двух полушарий их мозга синхронизируются сами собой. Мне доводилось видеть 98-процентную синхронизацию уже через пяти-шести минут после начала совместной медитации двенадцати опытных участников.
Р а с с е л : Я замечал, что синхронистичность проявляется чаще в тех случаях, когда я пребываю в чистом, уравновешенном состоянии сознания. Отсюда следует очень интересный вывод о том, что, действуя в направлении собственного внутреннего благополучия, я каким-то образом могу влиять на частоту проявлений синхронистичности.
Л а с л о : Может быть, мы должны рассматривать отдельного человека как часть более обширной целостности? И трансформацию, возможно, претерпевает именно эта целостность, в то время как отдельные личности ищут на ощупь какого-то понимания происходящего с ними самими, их сообществами и цивилизациями. Поэтому, покуда поиск объяснений ведется в индивидуальных умах, мы и получаем все эти парадоксальные, кажущиеся эзотерическими данные, между тем как объяснение может лежать на совершенно ином уровне целостности.
Г р о ф : По моим наблюдениям, частота проявлений синхронистичности резко возрастает в жизни людей, переживших психодуховную трансформацию через смерть и возрождение эго. Обычно такое переживание приводит к глубоким переменам в системе ценностей и общей жизненной стратегии человека. Люди, о которых я говорю, вместо того чтобы пробивать себе дорогу к будущей цели, борясь с врагами и устраняя препятствия, чувствуют, куда ведет энергия и как они могут наилучшим образом ей соответствовать. Они просто идут с потоком. И с ними происходят синхронистичные события, поддерживающие и ускоряющие все, что они предпринимают.
Л а с л о : Мне тоже известны примеры откровений, полностью менявших жизнь людей. Такое может происходить на индивидуальном уровне, но для того чтобы изменилось общество в целом, необходимо, чтобы это происходило со многими индивидами. Как может большое количество людей получить столь значительные по своему смыслу переживания, чтобы полностью изменилась их жизнь? Возможно ли это вообще?... И что мы можем сделать, чтобы способствовать этому?
Г р о ф : На сегодняшний день в нашем распоряжении имеется множество древних и современных методов, могущих ускорить такую трансформацию. Нередко такая трансформация происходит самопроизвольно. Множество различных переживаний способны ускорить трансформацию и эволюцию сознания. Все они как-то связаны с постижением разрушительного и саморазрушительного характера курса, которому следует наше общество. Бывает, что в переживаниях буквально возникают видения общественных и природных катаклизмов и катастроф, которые произойдут с нами, если мы не изменимся.
Л а с л о : Откуда все-таки берутся эти необычные переживания? Являются ли они исключительно индивидуальными, свойственны ли они всему человечеству или, быть может, волна переживаний, характерная для нашего времени, спровоцирована чем-то, что находится за пределами человечества?
Г р о ф : В духовных переживаниях у людей обычно возникает чувство, что они подсоединяются к некоему внеличностному источнику — высшей силе или высшему сознанию. Оно может принимать форму архетипического существа или вообще полностью выходить за пределы формы. В переживаниях контактов с НЛО этот источник представляется внеземным разумом, существом или существами из другой части вселенной.
Внеземные переживания происходят, вероятно, из коллективного бессознательного.
Р а с с е л : Я порой задумываюсь над тем, насколько вообще важен вопрос о разнице между тем, что происходит внутри нас, и тем, что зарождается “там”, снаружи.
Л а с л о : Не исключено, что противопоставление того, кем являюсь я, и того, что не является мной, вообще не представляет собой наиболее удачную постановку вопроса.
Г р о ф : Именно в этом состоит базовый принцип многих эзотерических систем: человек это микрокосм, отражающий макрокосм, это микрокосм, имеющий доступ к информации о целом. Внизу то же, что и наверху. Внутри то же, что и вовне.
Л а с л о : Предлагаю перейти к обсуждению более земного, но не менее важного вопроса о чрезвычайно распространенном в современном мире ощущении общей потери смысла. Многие придерживаются такой точки зрения, что весь этот разговор о целях и смысле есть лишь самообман, и вообще, дескать, люди работают потому, что им нужны деньги.
Р а с с е л : В этой связи напрашивается вопрос о том, почему люди так привязаны к деньгам. На самом деле между финансовым благополучием и счастьем очень низкая корреляция.
Г р о ф : Гонка за материальными благами и рыночным рогом изобилия является для западной индустриальной цивилизации суррогатом давно утраченной духовности.
Л а с л о : Тождественность материального стандарта качеству жизни — ложна. Можно иметь замечательное качество жизни при относительно низком материальном стандарте. Речь идет о выборе стиля жизни, и сюда входит все — от выбора профессии и мебели до выбора друзей. Большинство людей ведет банальное существование, предаваясь непрекращающемуся соревнованию друг с другом в рамках непреодолимых систем, стараясь не потерять работу, удержаться на плаву. Люди главным образом питаются информацией из СМИ, рекламы и общественной образовательный системы. Большинству все еще трудно подняться выше этого уровня.
Если новое сознание не сумеет достичь сознания значительного количества наших современников, ситуация сложится очень тяжелая. В нашей собственной части мира уже идет революция в сознании людей. Но достаточно ли быстро она развивается?
Р а с с е л : Думаю, что нет. Перекладывая бремя изменения на других, мы пренебрегаем самими собою. Это означает не то, что моя ответственность заканчивается на мне, но то, что она должна начинаться с меня самого. Ответственность каждого человека распространяется на то, что я называю его сферой влияния. Наша сфера влияния — это все те люди, с которыми мы тем или иным образом взаимодействуем. Мы должны начать ориентироваться на тех, кто находится в нашей сфере влияния.
Г р о ф : Я полагаю, что столь же важная задача — обнаружение оптимальных возможностей поддержать те изменения, которые уже происходят.
Л а с л о : Когда человеку обеспечен определенный уровень материального благополучия, он склонен пробовать новые переживания. Однако остальные — те, кто не достиг такого уровня обеспеченности, — стремятся лишь к более высокой степени владения материальными благами, а это означает, что подавляющее большинство человечества находится практически в безнадежной ситуации.
Р а с с е л : Материализм и преклонение перед деньгами может оказаться для общества фазой развития. Это может оказаться для нас самоубийством.
Л а с л о : Проблема в том, что, учитывая проблемы экологии и ресурсов этой планеты, на то, чтобы каждый отдельный человек и каждое отдельное общество успели пройти через все те стадии развития, которые прошли мы, просто нет времени. Меня беспокоит вопрос о том, существует ли реалистический шанс?
Р а с с е л : Иными словами, вы спрашиваете, можем ли мы реформировать общество.
Л а с л о : Или может ли наше общество реформироваться само...
Рассел: Я не уверен, что оно на это способно. Не исключено, что оно уже упустило такую возможность. Я вовсе не имею в виду, что мы должны умереть физически. Умереть должен наш нынешний способ бытия. Думаю, нам не избежать катаклизма в той или иной форме. Уже поздно. Мы зашли слишком далеко, а для реформ необходимо слишком много времени. Сейчас нам надо задуматься о том, как нам проложить себе путь через то, что наверняка станет самым бедственным периодом в человеческой истории. Нас ждут нелегкие времена. Нам будет очень и очень трудно. Однако вряд ли на сегодняшний день осталась хоть какая-то возможность избежать этого.
Есть еще один сценарий конца света — не экологическая катастрофа, а эпидемия. Мы слишком ослабили свою естественную сопротивляемость болезням. В то же самое время растет сопротивляемость бактерий к разрабатываем нами лекарствам. И приспосабливаются они быстрее, чем мы открываем новые антибиотики. Природа зачастую прибегает к эпидемиям для того, чтобы справиться с видами, вышедшими из-под контроля.
Г р о ф : Когда на людей с самых разных сторон, направлений и уровней обрушивается новая информация и новые эмпирические стратегии, в них происходит невероятное ускорение трансформационных процессов.
Л а с л о : Возникает впечатление, что возможность выйти за пределы сценария конца света лежит в преображающих переживаниях, в результате которых эволюционирует наше сознание, и мы начинаем иначе относиться друг к другу и к природе.
Г р о ф : В сфере воспитания детей и просвещения можно сделать очень много всего, помимо внедрения технологий трансформации и усилий по изменению парадигм.
Р а с с е л : Важны влияния, оказываемые на нас в раннем детстве. Это еще одна сфера, в которой можно было бы инициировать глубокие изменения в человечестве. Мы можем изменить воспитание детей, с тем чтобы они становились психологически здоровыми взрослыми. Порой мне кажется, что это, возможно, самое важное, что мы можем сделать для общества.
Г р о ф : Но образование является лишь частью проблемы. Недостаточно лишь знать, что надо сделать. Требуется нечто гораздо большее — суметь это сделать. Наши институты просвещения ориентированы неправильным образом и обучают устаревшему мировоззрению, что поддерживает и усугубляет царящую в мире ситуацию.
В нашей культуре СМИ обладают колоссальной силой в распространении информации и формировании общественного мнения. Я чувствую, что в этом отношении мы приближаемся к критическому поворотному пункту. Все чаще в списке бестселлеров появляются книги на трансперсональные темы, быстро растет количество кассовых фильмов с трансперсональной направленностью.
Л а с л о : Новой парадигме придется интегрировать нашу нынешнюю фрагментированную карту реальности. Мы должны осознавать силу, лежащую как в самих идеях, так и в деятельности по их распространению.
Г р о ф : Я усматриваю проблему в том, что базовые элементы и концептуальные строительные блоки старой парадигмы выглядят весьма логичными и очевидными, и для большинства людей они гораздо понятнее. Понимание же новой парадигмы, может потребовать разносторонней осведомленности в широком диапазоне дисциплин, включая высшую математику, квантовую физику и физику относительности. Кроме того, ее основополагающие принципы противоречат интуиции, по крайней мере пока мы находимся в обычном состоянии сознания.
Л а с л о : Подступающий к нам кризис станет преображающим тиглем для западного образа восприятия себя и мира. Он продемонстрирует взаимосвязанность и взаимозависимость всего и утвердит новое мировоззрение.
Р а с с е л : Большинство не желает посмотреть в упор на недостатки нынешней модели. Они не отпускают взлелеянные убеждения и поведенческие паттерны, если их не вынуждает к этому ситуация, но тогда может быть слишком поздно. Пока жизнь наша комфортабельна, мы не желаем делать ничего из того, что кажется нам чересчур неудобным. Нам остается лишь уповать на то, что кризис разразится как можно раньше и что он будет достаточно мощным, чтобы пробудить нас, но недостаточно — для того чтобы нас уничтожить.
Л а с л о : Искусство способно служить компонентой культурной трансформации.
Г р о ф : Подлинное искусство происходит из более глубоких духовных источников. Артисты способны создавать своим искусством мост, с помощью которого другие люди могут достичь трансцендентальных областей.
Я верю, что многого можно достичь, просто способствуя обмену информацией Кроме того, настоятельно необходимо системное мышление, сводящее мозаику разрозненных открытий и прозрений во всеобъемлющее целое.
Л а с л о : В философии мейнстрима наша моральная ответственность распространяется лишь на людей. Область нашей моральной ответственности должна распространяться на все формы жизни в биосфере.
Р а с с е л : Что касается морали, то это, как я полагаю, свод кодов, разделяемых обществом и определяющих поведение личности. Моральные предписания очень относительны и сильно варьируются в зависимости от конкретного общества. Люди, пребывающие в контакте с собой и своими глубочайшими ценностями, естественно, будут действовать так, чтобы причинять другим как можно меньше вреда. Но не исключено, что в терминах того или иного конкретного набора кодов их действия все равно будут классифицированы как аморальные.
Г р о ф : Когда люди занимаются самоисследованием, используя необычные состояния сознания, нет необходимости преподавать им экологию или этику. В результате надличностных переживаний их система ценностей автоматически претерпевает изменение.
По мере продолжения своего внутреннего поиска, мы рано или поздно открываем за пределами всех форм сущностную пустоту. Это предполагает также признание того факта, что вера в реальность отдельной личности, включая нашу собственную, в конечном счете является заблуждением.
В любом случае вопросы реинкарнации и продолжения сознательного существования после смерти представляют не только теоретический интерес. На переживаемом нами глобальном кризисе это может сказаться самым значимым образом. Из представлений о том, что живем мы только один раз, следует, что если мы способны избежать мирского правосудия и возмездия за свои ошибки, то никакой иной ответственности за них мы брать на себя не должны. У человека с надличностным опытом имеются веские основаниядля того, чтобы относиться к идее реинкарнации весьма серьезно и даже быть озабоченным чем-то еще более важным, чем события этой жизни.
Концепция кармы не предполагает возмездия или наказания. Это вселенский закон, согласно которому наши действия автоматически влекут за собой последствия. Это похоже на наше знание о том, что если подойти к огню слишком близко, он обожжет. На вопрос о карме нет единого и недвусмысленного ответа. Все зависит от эволюционной стадии сознания, на которой вы находитесь.
Самой существенной характеристикой переживания опыта прошлой жизни является полное ощущение достоверности этого воспоминания: я понимаю, что это со мной происходит не впервые, я помню, что когда-то на самом деле был этой личностью.
Современная физика продемонстрировала, что в мире нет отдельных объектов, что вселенная представляет собой единую паутину субатомных процессов. И все же, в нашей повседневной жизни нам свойственное особое, собственническое отношение к своему индивидуальному существованию, к своему телу, к своему эго. Когда процесс самоисследования достигает коллективного бессознательного, все человеческие жизни, прожитые на протяжении истории человечества, становятся нашей жизнью. Однако в отношении некоторых из этих отдельных жизней мы испытываем такое же собственническое чувство, переживая их как “свои прошлые жизни”. Существование представляет собой единое поле, и любые границы, которые мы переживаем внутри него, всегда относительны и в конечном счете могут быть преодолены.
Р а с с е л : Наш образ себя уже меняется. Согласно новому подходу, обретающему все больше сторонников, различие между нами и другими существами состоит не в наличии сознания, а в степени его наличия. Вопрос не в том, почему у нас есть сознание, а как далеко вниз по эволюционному древу распространяется осознанность.
С этой точки зрения, сознание не эволюционирует, но является свойством, присущим жизни. Эволюционирует, как я сказал, лишь степень обладания сознанием.
Л а с л о : Способность осознавать свою способность осознавать — так называемое “рефлексивное сознание” — открывает тому, кто им обладает, воистину новое измерение.
Г р о ф : Надличностные переживания явственно демонстрируют, что каждый из нас может также проявлять качества бесконечного поля сознания, выходящего за пределы пространства, времени и линейной причинности. Некая новая универсальная формула, в духе корпускулярно-волнового парадокса современной физики, возможно, будет описывать человека как существо парадоксальное, имеющее два дополняющих друг друга аспекта: с одной стороны, он способен проявлять качества ньютоновского объекта, с другой — характеристики бесконечного поля сознания. Каждое из этих описаний соответствует тому состоянию сознания, в котором ведется наблюдение.
Л а с л о : В последние два года термин “сознание” стал использоваться для того, что обычно принято было называть “разумом”, либо просто чувствительностью или субъективностью, свойственной живым организмам. Субъективность — не то же самое, что рефлексирующее сознание; это лишь способность ощущать что-либо. Я полагаю, что она есть у любой существующей и эволюционирующей в природе системы.
Р а с с е л : Да, сознание — столь же фундаментальное качество вселенной, как материя, пространство и время.
Л а с л о : С течением времени и в ходе эволюции сознание становится все более конкретным. Но можем ли мы, по большому счету, на самом деле знать что-либо, что не является нашим собственным умом и сознанием?
Г р о ф : И все же люди, занимающиеся глубоким самоисследованием, способны развить четкий и единый взгляд на себя и реальность.
Р а с с е л : Язык и мышление, возможно, дали нам чувство себя. Однако в большинстве своем мы лишь наполовину пробуждены, лишь наполовину осознаем, кем мы на самом деле являемся. Духовные традиции во всем мире единодушно утверждают, что мы должны в большей степени пробудиться к более глубокой самоидентичности и распознать, кем мы являемся на самом деле. Лишь в этом случае мы обнаружим подлинную свободу.
Л а с л о : Когда появляется рефлексирующее сознание, возникает способность придавать жизненному опыту смысл, и он не обязательно должен совпадать с материалистическим здравым смыслом в духе западной цивилизации. Вследствие того, что мы можем судить о мире лишь через призму своего восприятия и интерпретации, у нас есть доступ лишь к своим собственным картам мира, а не к реальности, как она есть. В настоящее время, когда перед наукой, так же как и перед обществом, стоит задача совершения следующего эволюционного скачка, перед нами открывается перспектива обнаружения и повторного открытия глубоких прозрений о жизни, космосе и сознании. В наши времена очень интересно жить, а также вступать в диалог и действовать.
Несмотря на крайне серьезный характер затронутых нами проблем, мы не погрязли в пассивном пессимизме, а обнаружили на горизонте светлую точку: перемены, происходящие в эти дни в человеческих ценностях, в мышлении, в мировоззрении — иными словами, в сознании людей. Мы назвали этот процесс “революцией в сознании”.

PS. Я ни разу не являюсь психологом, а причина наличия этих текстов здесь очень проста - в какой-то степени это бэкап подбираемого контента для некоего сайта на случай, если к моему домашнему компу придет маленькая старушка с косой.:) все просто!
LinkReply