esgal (esgal) wrote,
esgal
esgal

Categories:

опять о женщинах

В Речах Гримнира (36) говорится об одиннадцати девах, что разносят вино воинам в Валгалле: Скуггьёльд, Скёгуль, Хильд, Труд, Хлёкк, Херфьётур, Гейрёнул, Рандрид, Радгрид и Регинлейф. Ещё две, как сказано, подносят рог Одину: Христ и Мист. Снорри сообщает, хотя в песне этого не сказано, что это валькирии: "Помощниц этих Один посылает в каждую битву; они решают, кому из мужей суждено умереть, и присуждают победы" (XXXVI). Он прибавляет ещё три имени, говоря, что "Гунн, и Рота, и младшая норна по имени Скульд всякий раз скачут на поле брани и выбирают, кому пасть в битве, и решают ее исход".

Однако самое интересное в валькириях - разные обличьях, в которых они появляются. В Речах Хакона это благородные и достойные женщины, восседающие на конях в полном вооружении; их изображают исполняющими указания Одина и по его воле дарящими победу. В Песне валькирий это совершено иные фигуры, более жестокие и грубые, которые показаны плетущими паутину битвы и ликующими среди резни и крови. Они имеют мало общего с элегантной абстракцией Речей Хакона; скорее они сродни существам, что в некоторых эпизодах саг носят корыто и ездят на волках, сидят в доме, залитом кровью, размахивают окровавленной одеждой над воинами, или орошают кровью округу ; они кажутся естественной частью компании странных примитивных существ, появляющихся в скандинавской литературе то тут, то там, чтобы радоваться убийствам и распрям людей.

И вновь у нас есть валькирия Свава, явившаяся в компании девяти дев перед молодым Хельги, чтобы подарить ему имя. В дальнейшем она выступит его сверхъестественной охраной и защитой в бою, и он приветствует её как свою "сияющую невесту". В сияющих доспехах она скачет над землёй и морем, но её сущность здесь весьма отличается от служительниц Одина, и она соединяется с парнем в его следующей жизни. О Сигрун, наречённой второго Хельги, сказано, что та была перерождённой Свавой, в прозаических вставках Песни о Хельги, убийце Хундинга I она тоже описана скачущей по воздуху валькирией I. И в то же самое время она смертная дева и человеческая невеста Хельги.

Наконец у нас есть понятие о валькирии как женщине, которая может принять обличье лебедя. Так происходит в Песне о Вёлунде, где Вёлунд и два его брата получают в жёны трёх валькирий, украв их лебединые перья, так что те не могли улететь, и также в Саге о Хромунде сыне Грима (VII) воина защищает женщина в облике лебедя, в бою летающая над его головой и поющая заклинания, благодаря которым тот неуязвим. … Странное поверье о "деве защитнице" или "деве боя", постоянно повторяющееся в Сагах о Древних временах и также встречающееся у Саксона Грамматика, видимо, связано с концепцией валькирии и имеет примеры за пределами Скандинавии. Он, однако, называет их "лесными нимфами".

Сверхъестественные "сортировщики убитых" были известны также у англо-саксов. К десятому века они попали в противники христианского бога, и Вульфстан презрительно поместил их среди ведьм и преступников… Но гораздо важнее обнаружить сортировщиков павших (валькирий и др.), несколько раз появляющихся в ранних англо-саксонских словарях и прокомментированных на латыни. Слово wælcyrge (walcyrge, walcrigge) список, который можно датировать ещё восьмым веком, даёт как англо-саксонский эквивалент для "Tisifone", "Eurynes" и "Herines" (Эринии); а другая рукопись одиннадцатого века - однажды для "Herinis", однажды для "Allecto" и дважды для "Bellona"; в то время как в словаре Альфрика множественное число (wælcyrie) вновь используется для Тисифоны. Наконец в одной рукописи Алдхейма - De Laude Virginitatis - wælcyrie даётся как комментарий к veneris.

Альтернатива даёт нам женские существа, связанные с судьбой и с насильственной смертью, действительно похожие на бешеных валькирий из древнескандинавской литературы, которые, как мы видели, отличаются от более традиционного облика волшебных спутниц под водительством Одина; это подтверждает пункт, где слово упомянуто как пояснение для "горгон".

Вполне возможно, такой была древняя концепция, связанная с ранним поклонением Водану в Северной Европе, и в дальнейшем литература отразила это идеей сверхъестественного телохранителя, чьи полномочия распространялись на жизнь в следующем мире. Связь между veneris и "сортировщиками убитых" одновременно показательна и озадачивающа, поскольку она подтверждает связь между валькириями и Фрейей, которую нам продемонстрировали, но не объяснили в Речах Гримнира.

Есть примеры соперничества между валькирией, опекающей воина, и другим сверхъестественным существом зловещего вида, которые спорят за обладание избранным человеком; в Песни о Хельги сыне Хьёрварда (24ff.) ворчит великанша Хримгерд, потому что, говорит она, Хельги предпочёл ей "украшенную золотом деву" - Сваву; и Брюнхильд, которую часто изображают валькирией, - порицаема великаншей, за то что привела к гибели Сигурда, которого, как говорит великанша (во вступлении к Поездке Брюнхильд в Хель в Пряди о Госте Норн), она сама много раз выбирала.

коллаж из той же книги
от переводчика: ну что тут ещё сказать.. О, женщины! :)
Tags: translation
Subscribe

  • в качестве выкупа за

    выдру Йорика - Ничтожество я, - белокурый молодой человек сидел на спуске к Фонтанке у самой воды и жаловался невозмутимым уткам.– Ничего не…

  • а вот как я провел июльское лето!

    те неЩаСНые 2 дня, когда реально было тепло

  • Грузия-19: Громы и молнии

    - А ночью всё же был дождь, - заметил Дима, едва мы миновали мостик через Перекительскую Алазань и свернули на первый подъём. И тут же попали в уже…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments